Подъезды социализма

Подъезды домов, в которых мы выросли и живём, влияют на нас (и говорят о нас) не меньше, чем интерьеры наших квартир. Образовательный проект «Москва глазами инженера» подготовил подборку архитектурно примечательных подъездов знаменитых домов советской эпохи.

Напомним, что 2ГИС запустил поиск по номеру подъезда или квартиры. Теперь нужный подъезд больше не надо спрашивать, угадывать или пытаться вычислить по номеру квартиры.

Фото на обложке: Наталья Николаева / Фотобанк Лори

Новинский бульвар, 25 к1Ремонтируемое здание5 этажей

В 1928 году нарком финансов СССР Николай Милютин заказал дом для сотрудников своего ведомства одному из ключевых архитекторов-конструктивистов Моисею Гинзбургу.

Архитектура конструктивизма готовила людей к невиданному обществу, где индивидуальное полностью подчинено общественному. Таков и дом Наркомфина: обширные общественные пространства (крыша жилого корпуса, прогулочная галерея), стандартизация квартир-ячеек, отсутствие в них кухонь при наличии общей столовой.

Эти идеи воплощены и в подъезде. Один вход для всех жителей: от наркома до обслуживающего персонала. Никакого декора. Зато очень интересны коридоры, в которых с одной стороны – непрерывное остекление (любимый прием архитекторов авангарда), с другой – двери в квартиры сразу на двух этажах. За дверями – лестницы вниз и вверх (для идентификации этажа двери красили в контрастные цвета). Отказ от половины коридоров дает возможность и сэкономить внутренний объём, и сделать квартиры с окнами на обе стороны.

Пресненский район, Москва
Ленинградский проспект, 27Жилой дом с административными помещениями6 этажей

Хотя к 1930-м годам пыл строителей коммунизма поубавился, идеи общего быта и досуга продолжали жить. В 1936-1940-х годах молодой архитектор Андрей Буров строит на Ленинградском проспекте дом, технологически опередивший своё время. Он построен из крупных бетонных блоков, изготовленных на заводе, а фасад украшен фигурными бетонными решетками с растительным орнаментом по эскизам художника Фаворского.

При очень скромной площади и планировке квартир, общественные пространства – лестничные площадки и холлы – поражают размерами. Высокие потолки, большие окна и неожиданно роскошный пол: на лестничных площадках он выложен дорогой метлахской плиткой, в коридорах – настоящим паркетом.

Сам дом подталкивал жителей проводить свободное время за чтением, беседами, настольными играми в общественном пространстве. Личное же пространство квартир предназначалось для сна и прочих бытовых необходимостей. В холлах были столики и кресла (увы, не сохранившиеся).

Беговой район, Москва
Беговая, 34Жилой дом с административными помещениями15 этажей
1

Шедевр советского модернизма 1970-х годов, дом проекту Андрея Меерсона должен был стоять совсем в другом месте – на берегу Химкинского водохранилища. Отчасти поэтому в проекте появились «ножки»: вместо трёх первых этажей – десятки железобетонных опор. Свободное пространство внизу должно было открывать панораму водной глади.

Лестничные клетки не менее оригинальны. Обычно в многоэтажках лестница скрыта внутри и показывается «на поверхности» только окошками межэтажных площадок. Но в этом доме лестницы каждого подъезда вынесены в сторону, немного напоминая башни средневековой крепости. Сходство усиливается благодаря окнам. Восходящие ряды узких окошек-бойниц без остекления, в сочетании с брутальной красотой голого бетона создают сильный, мужественный образ. Каждый этаж соединён с «башней» открытым мостиком-переходом.

Беговой район, Москва
Большой Гнездниковский переулок, 10Жилой дом с административными помещениями10 этажей

Построенную инженером Эрнстом-Рихардом Нирнзее десятиэтажку прозвали «тучерезом». Для Москвы 1913 года это был небоскрёб на грани фантастики. Изначально здание спланировано как «дом холостяков» с небольшими квартирами и длинными коридорами.

В 1930-е годы дом облюбовала творческая интеллигенция (Булгаков познакомился здесь с будущей женой Еленой) и сотрудники органов. Здесь жил прокурор СССР (и одна из ключевых фигур «Большого террора») Андрей Вышинский. В доме есть маленький дополнительный лифт – раньше это был индивидуальный лифт с персональной лифтёршей для Вышинского.

Одна из самых интересных особенностей дома в советское время – отсутствие двора: дети играли на крыше. Крыша была важным общественным пространством большую часть истории дома: с неё запускали салюты, на ней снимали кино.

Сейчас крыша практически не используется. А в самом доме незваным визитерам не рады (даже объявление есть). Поэтому попасть в подъезд можно только с кем-то из жильцов.

Тверской район, Москва
Милютинский переулок, 20/2 ст1Жилой дом с административными помещениями7 этажей
2

Построенный в 1915–1917 годах в стиле готического модерна доходный дом акционерного общества «Феттер и Гинкель» намеривался соперничать в красоте фасада с соседним домом страхового общества «Россия». Но началась Первая мировая и бюджет урезали: обошлись без задуманных львов и рыцарей на фасаде.

Домом Лансере здание называют по фамилии выдающегося жильца Евгения Лансере, художника, оформлявшего зрительный зал Большого театра и плафоны Казанского вокзала. В квартире с именной табличкой ныне проживает третье поколение Лансере.

Здесь есть и парадные подъезды с консьержами и сохранившимися гербами на перилах, и чёрный ход с отключенным лифтом, с мастерскими и сквотами в бывших коммуналках.

Лестницы настолько пологие, что совсем не ощущаешь подъёма. После визита в подъезд кажется, что совершил путешествие в старую Москву на машине времени.

Красносельский район, Москва